?

Log in

Друзья, свершилось!

Очень долго копил в себе эмоциональный груз и наконец-таки решил с товарищем создать сообщество "Хватит Терпеть!", где каждый вправе высказаться, пожаловаться и написать о том, что стало причиной его испорченного настроения.

Здесь можно говорить о том, что достало, бесит или вызывает недоумение.

Буду рад увидеть ваши посты в сообществе. Присоединяйтесь к dostalo

meр

Пенсионерку из Ивановской области, чьи расходы на еду составляют 1000 рублей в месяц, осудили за кражу еды у соседа. На неправомерный поступок она решилась из-за голода. В сумме украденные продукты тянут на 630 рублей: в августе она похитила кетчуп и немного сахара на 70 рублей, а в начале декабря — две банки тушёнки, упаковку макарон, сахар, печенье и 17 пакетиков чая на 560 рублей.

Женщина получает пенсию в размере 7300 рублей, 4500 из которых - оплата кредита на холодильник, коммуналка отбирает еще несколько тысяч, а на еду остаются копейки - 1000 рублей. Женщина проживает с мужчиной, однако и это не спасает: он работает на ферме, которая не выплачивает заработную плату с начала лета.


Read more...Collapse )
Охота на российских блогеров только начинается: с поразительной быстротой распространяются всё новые и новые угрозы в Фейсбуках довольно известных персонажей. Первым стал Артемий Лебедев, которому в Фейсбук пришло сообщение с предложением выкупить информацию о заказе на его убийство:

Но исполнитель якобы обещал пойти на риск и сдать своего нанимателя за 1000$. Так как угроза пришла буквально сразу после дебатов с Навальным, многие списали на тролля, удачно подобравшего время подстебать блогера. Да и ник "Иван Ургант" давал много очков для этой версии. О мошенничестве речи как-то и не шло.

Но на этом сообщения не  прекратиились - под прицел попали журналист Антон Красовский, экс-вице-председатель правительства РФ Альфред Кох и комик Андрей Бочаров. Правда, ставки растут - вымогатели требуют уже в 2 раза больше:

Сообщения буквально "под копирку", что не позволяет сомневаться в целой серии попыток вымогательства.  Вот только выбор персоналий несколько странный: главный дизайнер страны, журналист, признавшийся на всю страну в своей нетрадиционной ориентации, экс-чиновник, сбежавший в Германию и


Более 20 заложников полиция вызволила из реабилитационного центра в Башкирии. Алко- и наркозависимых держали насильно, попутно издеваясь над ними. Сами пациенты рассказывают, что в реабилитационных центрах их не просто держали на привязи и били, но и лишали пищи, обливали холодной водой, лишали сна.



В двух реабилитационных центрах: "Возрождение" и "Счастливая жизнь", где был проведен обыск, изъяли биты, наручники, резиновые шланги, верёвки, средства самообороны. По словам освобожденных пациентов, все это использовалось для издевательств над ними. 19 человек написали заявления в полицию о своем удержании в заведении и нанесении им телесных повреждений.

Несколькими днями ранее был вынесен приговор директору реабилитационного центра «Твое право на жизнь» в Новосибирске, дело на которого завели в 2015 году. Здесь пошли другим путем: пациентов лечили молитвами псевдорелигии "Исход", а непослушных избивали и сажали в карцер. О данном инциденте никто бы и не узнал, если бы местные жители не заявили в полицию об удержании людей взаперти в частных коттеджах.



Центр реабилитации «Твое право на жизнь» арендовал три коттеджа. «Обычные двухэтажные деревянные дома, в них в полной изоляции от внешнего мира и держали пациентов», — рассказывает «Ленте.ру» следователь по особо важным делам новосибирского управления СК Анвар Кайраканов.

На окнах решетки, железные двери, высокий забор. В каждой комнате проживали несколько человек в возрасте от 20 до 50 лет.

«Опустившихся среди них не было, люди среднего достатка, чьи родственники могли платить центру от 12 до 20 тысяч рублей в месяц», — говорит следователь.

«Пленники рассказывают, что их держали на каше и чае без сахара, все время заставляли учить стихи про бога и молиться "на иных языках" — это такая тарабарщина, которая вводит человека в транс», — пишет kp.ru со ссылкой на рассказы потерпевших.

«Я тут уже шестой месяц. За что меня сюда? За то, что пила... Весь день проходит в чтении и заучивании молитв. Если не выучил стих про бога, то пресс качаешь, приседаешь или отжимаешься. Девушки — по 300 раз, парни — больше. Бывает, кто-то из новеньких не выучил — всех заставляют качать пресс и приседать. И так до тех пор, пока новенький не сломается, пока не запомнит», — описывает «лечение» одна из пленниц.

30-летнюю Ирину В. отправили в центр обеспеченные родители.

«За клубы и амфетамины, — объясняет брюнетка. — Ну, это мама считает, что у меня с амфетаминами проблемы, на самом деле я редко употребляю, раз в неделю. В общем, она заплатила, чтобы меня похитили и сюда привезли... Трое мужиков вытащили меня из моей машины, какие-то корочки мельком показали. Представились, что полицейские. Кормят тут ужасно».

«Из нас как будто солдат готовили. Идет молитва, играет агрессивная музыка, на сцене стоит крепкий парень и призывает нас к войне. Объясняет, что здесь, в церкви, все хорошо, а в мире живет дьявол, и мы должны готовиться к войне с ним. И все время внушали эту мысль», — вспоминает еще один пациент Владимир Кузьминский.

Новичкам, которых привозили под воздействием наркотиков или в пьяном состоянии, давали подписать бумагу о добровольном согласии на госпитализацию. После этого отбирали телефон, чтобы они не могли связаться с родными и рассказать им правду о так называемой реабилитации. Как правило, те оставались в неведении. Кенжаев и другие работники центра говорили им, что лечение идет и надо потерпеть месяц-два. Обязательное условие выздоровления — никакого общения.

Следователь говорит, что некоторые пленники совершали побег из молельной тюрьмы, но охранники их настигали и возвращали обратно. Беглеца избивали, сажали в карцер. Впрочем, туда можно было попасть за любую другую провинность — например, за отказ читать молитвы.

Опасность «Исхода»

На религиозную секту «Исход» силовики обратили внимание после того, как ее пастор Алексей Пронькин, позиционирующий себя как основатель протестантской церкви в рамках мирового движения «Новое поколение», был задержан при попытке дать взятку сотруднику мэрии Новосибирска. Он пытался узаконить постройку храма вблизи филиала Томского юридического института. В учебном заведении с опаской отнеслись к такому соседству, полагая, что студенты могут попасть под влияние «исходовцев», и пожаловались властям.

В августе 2015 года в реабилитационных центрах, работавших под «Исходом», были проведены облавы. От потерпевших поступили первые заявления. Среди пострадавших — жительница Новосибирска Ирина Михайлова. Она отправила на лечение в «молитвенный дом» возлюбленного, сидящего на спайсе, а он там покончил с собой.

Но в итоге признать себя потерпевшими по уголовному делу согласились лишь десять человек, говорит следователь. «Некоторых запугали, кто-то не захотел участвовать в суде, но были и те, кто не считал себя пострадавшим, потому что в итоге они избавились от своих зависимостей», — объяснил он.

Приехав в Новосибирскую область из Казахстана, 28-летний Кенжаев познакомился с теми, кто зарабатывают на организации псевдореабилитационных центров. Следствию удалось лишь частично установить его доход. Только с 10 потерпевших Кенжаев получил полтора миллиона рублей за год работы центра c 2014 по 2015 год, но пациентов было в разы больше.

Директор центра, как и его пособники-охранники, ранее судимы. Некоторые из них сами были пациентами своего учреждения.

Кенжаева за восемь эпизодов похищений и удержания в неволе людей приговорили к шести годам и 10 месяцам в колонии строгого режима.

Двое его сообщников, Александр Калмыков и Евгений Караваев скрылись от следствия. Уголовное дело против них выделено в отдельное производство, поскольку их местонахождение не установлено. Они объявлены в розыск, — сообщила представитель новосибирского управления СК Анастасия Кулешова.

Сеть молельных тюрем

Сразу после новогодних праздников силовики провели две спецоперации по освобождению заложников из ребцентров столичного региона.

Один, в Подольске, принадлежал «Исходу». Освобожденный узник рассказал о тех же методах «лечения» — чтение религиозных книг и розги.

Так же «лечили» в московском реабилитационном центре «Возрождение», который располагался в обычной квартире на Кировоградской улице.

О том, что там удерживают заложников, узнали из записки. Как рассказал газете «Московский комсомолец» житель дома Виктор, его жена 7 января увидела за окном послание, спущенное на нитке с верхнего этажа. В нем была просьба о помощи. Жильцы вызвали полицию, которая задержала учредителей центра, и теперь против них расследуется уголовное дело о похищении людей.

Подобные дела расследуются в Томске и Саратове, сообщил следователь Кайраканов, занимавшийся делом Кенжаева. «Звонили нам, консультировались, у них такие же центры "Исхода" работали», — говорит он.

Жертвы терапии

О проблемах принудительного лечения в частных реабилитационных центрах заговорили после трагедии в екатеринбургском фонде «Город без наркотиков».

В 2002 году один из пациентов после неудачного побега был сильно избит сотрудником центра и скончался. Суд приговорил виновных в его смерти к различным срокам.

В 2010 году руководитель нижнетагильской организации «Город без наркотиков» Егор Бычков и двое его подчиненных были приговорены к 3,5 года колонии строгого режима за похищения семи человек и принудительном их удержании. После поднятой в обществе шумихи Бычкову заменили наказание на условный срок.

Заявлений от родственников пациентов, насильно удерживаемых в частных реабилитационных центрах сомнительного толка, поступало все больше, проблема стала очевидной. Регулирование деятельности подобных контор даже обсуждалось в 2015 году на президиуме Госсовета.

В результате президент дал поручение правительству сформировать единые требования по созданию реабилитационных центров оказания помощи нарко- и алкозависимым, но оно до сих не выполнено, рассказывает «Ленте.ру» эксперт Общественной палаты, президент независимой наркологической гильдии, врач-нарколог Руслан Исаев. По его словам, реабилитационные центры, подобные тому, что действовал под Новосибирском, обычно регистрируются под видом различных ООО — как организации по оказанию социальных услуг. Но под эту категорию подпадает все что угодно: центры для инвалидов, центры для детей.

«Нет единых документов отдельно по центрам для реабилитации наркоманов, это огромная проблема, пробел в законодательстве, поэтому сейчас и сложилась такая ситуация», — сказал он.

Исаев говорит, что определенный контроль вела ФСКН, но после ее упразднения эти функции перешли МВД. «К августу-сентябрю 2016 года в МВД осознали, что они будут ловить преступников, а регулировать реабилитационные центры у них не хватает квалификации, образования и так далее. Решили выделить из своих полномочий строго эту функцию и передать Минздраву, и вот с сентября по январь два ведомства не могут договориться, на каких условиях пройдет эта передача полномочий», — объяснил он бюрократические проволочки.

Исаев считает, что нужен отдельный документ, регламентирующий деятельность реабилитационных центров по оказанию помощи страдающим от наркомании и алкоголизма.

«Документ никак не принимается из-за постоянной чехарды в ведомстве. У нас в одном регионе определенные центры считаются сектой, а в другом регионе они получают субсидии. Феодализм полнейший. Чтобы вы понимали — для наркологических клиник (частных) есть порядок лицензирования, он един для всех регионов, для клиники в Москве или Тюмени одно и то же. А по реабилитации можно делать что угодно. Кто-то говорит, что надо загнать всех наркоманов в трудовой лагерь, и это реабилитация, кто-то — дать им Библию и молиться. Мы, эксперты, так не считаем. Если будут единые требования и прозрачные нормы, то неважно, какому ведомству их регулировать», — считает эксперт.

В подтверждении его слов «Лента.ру» собрала небольшую подборку инцидентов за последние полгода.

В июне 2016 года силовики освободили 88 человек, насильно удерживаемых в двух реабилитационных центрах «Грань» в Тольятти. По данным следствия, пациентов под угрозой физической расправы «принуждали к изучению сектантских печатных и аудио-видео-материалов, в том числе трудов лидера международной религиозной организации "Посольство Благословенного царства Божьего" Аделаджа Сандея Чуквуди"».

Севастопольские сыщики в мае 2016 года освободили 16 пациентов из реабилитационного центра «Три шага», организованного 32-летним жителем Уфы в марте 2015 года. О его деятельности правоохранители узнали от 28-летней пациентки, которую туда поместил насильно ее бывший муж. Она смогла дозвониться до знакомого, и тот обратился в полицию. Женщина рассказала, что ручки дверей изнутри центра были демонтированы, а некоторых больных для предотвращения побега приковывали наручниками к батарее или спортивной гире. Содержались там жители Крыма, Новосибирска, Нижневартовска и Краснодарского края.

В марте 2016 года в одном из кирпичных домов Стерлитамака в Башкирии в пожаре погибли 12 человек. Позже выяснилось, что в сгоревшей части постройки располагался центр социальной адаптации для наркозависимых «Содействие». Десять мужчин и две женщины задохнулись от угарного газа, потому что не смогли выбраться из комнаты. На окнах стояли решетки, а металлическая дверь была заперта снаружи.

После трагедии прокуратура провела массовые проверки по всей республике и установила, что из 26 центров помощи наркозависимым только восемь прошли квалификационный отбор и предоставляют отчеты о своей деятельности.

Как молиться хештегами

Большинство современных религиозных организаций, будь то официально признанная религия или секта, имеют свои сайты. Не говоря уже об активной пропаганде: всевозможные листовки, буклеты, видео. Подобными материалами сложно кого-то удивить.

Но, оказалось, что существуют и более "продвинутые": секты нового поколения, например "Tumple", основанная на смешении привычных вероучений и сексуальных практик, а также мемах и хэштегах. Как уверяют создатели: "Это клуб клубов и культ культов. Платформа особых мест и возвышенных пространств." Но суть все та же: основатели предлагают духовные услуги за деньги. Молитвы же заменены хештегами.

Начало этой страннейшей организации положили сразу трое: некий Wiz-El — седой бородатый человек 49 лет, христианин-гностик, Коа Малоне — 39-летняя негритянка, раньше состоявшая в «Свидетелях Иеговы» и первый сектант, завербованный в 2013 году, — 21-летний Мэттью Фарелл.


Read more...Collapse )

[reposted post] Отобрали медаль посмертно

Ситуация вокруг Олимпиады принимает все более абсурдный характер: сначала нашу паралимпийскую сборную отстранили от участия на соревнованиях в Рио, а сейчас у погибшего три года назад российского борца отбирают серебряную медаль, которую он получил на олимпийских играх в Лондоне.


Все бы не выглядело так подозрительно, если бы спортсмена лишили медали в том же 2012 году. Но почему шквал критики и упреков обрушивается именно сейчас. Получается, что до этого WADA закрывало глаза на возможные нарушения погибшего борца Бесика Кудухова и решило возобновить дело лишь в 2016 году. Может они заодно проверят все сведения о российских спортсменах за всю историю Олимпийских игр?

Read more...Collapse )
Переехали с женой год назад в Санкт - Петербург, на этом настоял я. Надоела Москва со своими пробками и не реальными ценами на жилье, как на съем так и на покупку.

Питер нравится, да и жить в центре как оказалось намного приятней, чем на окраине Москвы.
Все хорошо но вот родственники жены тоже тут живут и это пипец.

Жилье сняли не далеко от работы в центре но проблема в том что родня жены живет в 15 минутах ходьбы от нас. Сняли хату так как по цене и по расположения подходит. Если бы знал тогда что рядом с родственниками жить это жесть, снял бы лучше в девяткино.

Как переехали еще не было не одной недели чтоб им что то не потребовалось и нужно постоянно помогать.



Тесть мужик еще нормальный, мозги мелкими просьбами не ебет, но вот теща это пипец.
То что она по ее мнению самая умная и надо слушать только ее совета это само собой разумеется. Причем советы дает по всем отраслям, даже в тех в которых нехрена не знает. Ну это ладно я на ее советы кладу болт, жена чаще всего тоже, но так как мама слушает ее.

Приведу пару примеров:
Read more...Collapse )
Оригинал взят у macos в Порочная молодёжь свободной Ирландии


Дублин — город порока. Здесь вольные нравы, глубокие декольте, подростковый алкоголизм и абсолютный пофигизм общества.

Ирладнцы заканчивают школу и берут от жизни всё. Взрослые смотрят на это сквозь пальцы — сами такими же были.

Но всё-таки, эти кадры могут шокировать.

Read more...Collapse )


Концерт по заявкам

Вот и настала теплая летняя пора. И вместе с летним солнышком и замечательной погодой меня настигла одна из сезонных проблем. Я думаю, что не я один сталкивался к ней.
Дело в том, что с улучшением погодных условий на лавке под моим окном стали собираться люди без определенного места жительства с явными пристрастиями к спиртным напиткам. И все было бы хорошо, если бы употребив данное пойло они расходились по домам, но дома у них нет.


Read more...Collapse )

А что еще везти из Китая, если не чай?

Вообще, понятное дело — что угодно! Потому что Китай — источник товаров для бизнеса. Ну, а если не для бизнеса, а для души?<.p>

В прошлый раз, когда летели из Пекина, я вез с собой полутораметровый безладовый трехструнный музыкальный инструмент, чемодан скатертей для съемок еды и, разумеется, чемодан чая. Все только для души, никакой выгоды!

А в этот раз график был настолько плотным, что у нас не было времени выбраться даже в ближайший к отелю торговый центр, не говоря уж о поездке на чайный рынок. К тому же, в Яньтае никто и не знал, есть ли там вообще оптовый рынок чая.

А тот чай, что я привозил два года назад из Пекина давно уже кончился. Хорошо, что мой друг Франц — чаеман, так он когда летит ко мне, или когда я приезжаю в Германию, подбрасывает мне по несколько килограмм очень приличного чая. Однажды таможенник в Шереметьево попросил поставить чемодан на ленту сканера, для проверки. Встревоженно спросил:

— А откуда Вы прилетели?

— Из Германии?

— Тогда что это такое, в больших упаковках?

— Чай!

— Как это — чай? Из Германии?

Пришлось объяснять парню, что да, из Германии, потому что наши чаеторговцы — алчные скоты, везут либо вовсе мусор, либо что подешевле. А мой рот — не мусорная свалка, зачем мне наливать в себя, что попало? Вот и приходится везти чай из Германии, жаль, что не из Лондона или Нью-Йорка, потому что лучшие образцы чая закупают торговцы из тех стран, где в чае хорошо понимают, и где на чай есть платежеспособные покупатели.

В начале двухтысячных, когда я был уже очень увлечен кулинарией, я понимал, что чай, который можно было купить в Фергане и Ташкенте, стал совсем запредельной дрянью. Когда-то СССР, чтобы соблюсти торговый баланс с Индией, которую тоже изо всех сил пытались затащить в социализм, закупал на биржах лучшие образцы чая — те самые «со слоником», да еще цейлонский был ох как хорош. Московская чаеразвесочная фабрика им. В. И. Ленина, пачки в виде кубиков, по 50 грамм — помните?

А другая большая чаеразвесочная фабрика была в Самарканде — чай зеленый, байховый № 110, так себе, но на каждый день сойдет, и чай зеленый № 95 — с дымком, любимый всей Средней Азией, дефицит — страшный. Я не понимаю, зачем советская власть в лице госплана возила его в Москву? Все равно узбеки, отстояв длиннющие очереди в универмаге Москва на Ленинском проспекте или в чайно-кофейном магазине на улице Кирова, напротив почтамта, скупали его весь, устраивая для этого карусели — ведь продавали по две пачки в одни руки. Скупали и увозили обратно — в Самарканд, в Фергану, а в Ташкент уже поменьше, потому что в Ташкенте почему-то пили еще и черный чай, а бывал такой — помил-чой, то есть черный, но слабозаваренный, по интенсивности цвета настоя почти не отличавшийся от хорошо заваренного зеленого.

В общем, чай, который можно было купить в Узбекистане 15 лет назад был откровенным мусором и травой, накошенной где-то поблизости от Самарканда. И всяческий «импорт» был результатом алчности — купить подешевле и продать пусть и не слишком дорого, но по максимально возможной цене, лишь бы продукт оставался доступным для широких масс.

И как раз в те дни, когда моя тоска по нормальному чаю достигла предела, в почтовом ящике я обнаружил газету с объявлением «Китайский элитный чай, напротив «Голубых Куполов». Немедленно поехал в Ташкент, нашел магазин на первом этаже огромного панельного дома неподалеку от МВД, вошел и обалдел.

Огромные банки из нержавеющей стали, полная витрина невиданного прежде чая, в небольшом зале чайный столик и запах, Боже, какой запах стоял в этом магазине. За прилавком стояли две девчушки, облаченные в китайские халатики, но ничего в чае не понимающие, решительно ничего.

В складском помещении я заметил человека, мне показалось, что это китаец. Я спросил девушек:

— Это хозяин? — И, получив утвердительный ответ, обратился к нему с речью.

— Спасибо Вам, уважаемый, что открыли такой магазин в нашем Ташкенте!

Он ничего не понял, но позвал переводчика. Сели втроем за чайный столик, переводчик повторил ему мою фразу на китайском и началось настоящее чудо.

Бай Пин — так звали китайца, стал с удовольствием заваривать один чай за другим и я могу вам сказать, что не встречал с тех пор в одном месте сразу столько чайных шедевров. Бай Пин, видя мое восхищение, заваривал чаи все дороже, все лучше и я стал заказывать:

— Взвесте мне этого 200 грамм, этого 500, а этот почем?

Чайная вакханалия продолжалась несколько часов и в конце, почти без надежды, я спросил:

— А могу я купить еще и доску, на которой Вы заваривали чай? И точно такой же набор, и такие же чайники, и эти, как их там называют, гао-лянь, что ли?

К моему счастью мне продали все, что я только не пожелал.

Но о том, какое счастье в тот день случилось у Бай Пина я узнал только через несколько лет. Мы подружились, я неделю не мог прожить, чтобы не навестить его. Бывало, выеду из Ферганы в пять утра, чтобы к девяти быть в Ташкенте, а дорога через ремонтирующийся, строящийся перевал, ужас, а не дорога. А потом весь день по ташкентской жаре, трудные переговоры, какие-то погрузки, документы, счета-фактуры. Часам к трем дня голова гудела, спина болела и я готов был отдать все, лишь бы снова почувствовать себя человеком.

А не надо было отдавать все, надо было всего лишь поехать к Бай Пину. Я приходил к нему, он заваривал несколько видов чая подряд, мы пили чай, беседовали и через час я выходил из его магазина так легко, как будто мне в ноги пружинки вставили. Глаза раскрывались и начинали видеть мир иначе, откуда-то пробуждался аппетит и я звонил обратно, в чайный магазин:

— Бай Пин, а пойдем, поужинаем вместе?

И мы шли в какой ни будь китайский ресторан, которые в то время как раз только начинали открываться по всему Ташкенту.

В ташкентских китайских ресторанах готовили намного лучше, чем в москвоских. Во-первых, сказывалась близость к Китая — привезти можно было любые продукты, специи, соусы, что хочешь. Во-вторых, никто не заставлял китайских поваров подстраиваться под чуждые для них вкусы, как это происходит в Москве, где китайская еда не острая, не соленая, не кислая, не пряная, не маслянная и вообще никакая.

В ташкентских китайских ресторанах можно было в любой момент выпить из огромной бутыли водки с засушенными тритонами, скрученными змеями, какими-то ягодами, таинственными орехами и прочим, что непременно должно было укрепить сердце, обострить зрение, улучшить слух, выпрямить криво растущие зубы и улучшить потенцию.

И вот, мы с Бай Пином как-то разговорились по душам — как же мне повезло, что он приехал в Ташкент. А он, наконец-то, тоже раскрыл свою душу.

— Я открыл чайный магазин в Москве. Но там мой чай никому не был нужен. Мне сказали, что лучше бы я открыл магазин там, где люди понимают в зеленом чае — например, в Узбекистане. И я переехал в Ташкент, перевез все товары. И просидел в Ташкенте три месяца, ровно три месяца без единого покупателя. В день, когда истекала трехмесячная аренда, я уже складывал товары, чтобы освободить помещение. И тут пришел ты и скупил пол магазина. С того дня моя торговля сдвинулась с места. Ты принес мне удачу на своих ботинках!

Мне стала понятна симпатия, с которой относился ко мне Бай Пин, его супруга и даже его сын-школьник.

Наверное, под влиянием дружбы с этой семьей я отправил свою дочь учиться в институте китайскому языку, надеюсь, что она об этом не жалеет, потому что она овладела китайским с удовольствием и только отсутствие практики не позволяет ей заговорить, как запеть — немного затрудняется пока в синхронном переводе.

На первой фотографии, открывающей этот пост, мы в китайском городке Qingdao — по-русски надо читать не то Цингдао, не то Чингдао — что-то среднее. Ну, как вам сказать, «городок»? Миллионов на пять, на шесть — не больше!

Красивейший, прекрасный, очень уютный город на берегу бухты. Он чем-то напоминает Баку, он расположен точно так же, только на другом краю Земли, он чем-то напомнил мне Германию — я не понимаю, чем и почему. В этом городе много тенистых, засаженных деревьями улиц, посреди города растут скалы, частью покрытые лесами, а частью голые. Море прекрасное, спокойное, какое-то курортное море. По утрам между гор плывет туман и если бы у меня было время, я бы наснимал в этом городе столько ландшафтных фотографий, что просто жаль, очень жаль, что времени было так мало. И в этом городе находится издательство, которое проявило интерес к моим книгам.

Еще в прошлый раз, в Пекине, когда мы сидели на церемонии награждения, я сказал дочери:

— Если меня наградят и вызовут на сцену, ты пойдешь со мной и переведешь на китайский, что я скажу.

Она начала спорить со мной:

— Папа, ну чего я пойду? Это твоя награда, тебя наградят, а не меня!

Всегда слушайте родителей и не считайте себя умнее тех, кто вас родил и сделал такими умными! Не спорьте, когда вас просят о такой мелочи, как подняться на сцену и сказать пару слов! Она все-таки пошла со мной на сцену. Когда она заговорила по-китайски:

— Мы благодарим великий китайский народ за гостеприимство! — по залу прокатилось китайское «ааааххх!»

И это сработало! Нас запомнили. В тот вечер на сцену поднимались сотни иностранцев — а для китайцев мы все на одно лицо, имейте в виду. Но никто не сказал ни слова по-китайски, все говорили по-английски, французски, испански, что угодно, но хотя бы несколько слов, чтобы продемонстрировать уважение гостя к хозяевам! Вы понимаете, как это воспринимается китайцами, которые вполне справедливо считают себя обитателями одной из величайших стран мира? Приехали и щебечут здесь на своих язычках, неужели трудно выучить язык, на котором разговаривает полтора миллиарда не самых глупых людей этого мира?

И уже во Франкфурте, на выставке, в прошлом году осенью, идет мимо китаец — я его не узнал, а он меня — узнал. Остановился и говорит:

— Вы были в прошлом году в Пекине? Вы были с дочерью? Она говорит по-китайски? А покажите мне ваши книги! О, какие тяжелые! Вы не могли послать их почтой в мое издательство?

И оставил визитку. Мы отправили книги, через несколько месяцев пришел ответ:

— Мы готовы издать Вашу книгу на основе материалов, собранных в Ваших предыдущих книгах. Началась переписка, нам было немного тяжело общаться на китайском, они предложили нам перейти на английский и все — на этом общение оборвалось. Поэтому когда я узнал, что Чингдао всего в двух-трех часах езды на машине от Яньтая, мы в последний день поездки заменили билеты, взяли такси, сняли гостиницу на одну ночь в Чингдао и поехали в это издательство сами.

И правильно сделали! Нас встретили радушно, но оказалось, что человек, с которым мы пытались общаться на английском знает его на уровне вот из йор нейм ай эм бой фром чайна. Но он привел китайского корейца с замечательным английским и мы провели плодотворнейшие переговоры. Всем стало понятно, что у нас все получится и что сотрудничество с этим издательством не на один год и не на одну книгу. Так что Чингдао я еще поснимаю — там прекрасно, поверьте мне!

Пока сидели в издательстве, на кухне для приемов гостей, нам без конца подливали замечательнейший чай — уж Бай Пин-то научил меня разбираться в этом даре китайских богов.

И я спросил:

— А в Чингдао есть чайный рынок или магазин?

Мне пообещали:

— Обязательно купим вам хороший чай!

И повели за угол того здания, где расположено издательство. С другой стороны был вход в небольшой чайный магазин для своих, для местных. Там, в отличие от магазинов на пекинском чайном базаре, было всего три-четыре сорта чая, а на упаковках были наклеены ценники. Он продавал только то, что пьют в Чингдао и все равно там каждый знает, что сколько должно стоить. Туристы в этот магазин не забредают — кого обманывать?

Но вы бы знали, с каким радушием принял нас хозяин этого магазинчика! Он заваривал нам чай, как будто танец танцевал. Он нам давал скидки, видя, что мы покупаем от каждого сорта по пять-шесть больших упаковок, и это были щедрые скидки — тридцать процентов, даже пятьдесят! Он отнесся к нам не как к туристам, на которых грех не заработать, а как хозяин к дорогим гостям, он думал не о прибыли, а о том, как нам еще угодить! И чай у него хранился, как и положено, в холодильниках. Многие сорта в вакуумных упаковках, одну из которых он отказался мне продавать — вакуум нарушился! Я говорю:

— Да это же не рыбные консервы! Давай! Я просто выпью эту пачку первой!

Тогда он согласился:

— Если так, то можно!

И вы бы видели, как ему было интересно расспрашивать о России, как мы там (здесь) живем, какой сорт чая больше любим.

Вот вы какой сорт чая больше любите, а, дорогие россияне? Я люблю все сорта — лишь бы хорошего качества. Ведь каждый сорт был создан кем-то для особого региона, для особого самочувствия, для людей, для их наслаждения. Ну какой же чайный мастер берется за создание чая со словами «сделаю какую ни будь ерунду»? Поэтому в каждом хорошем и правильно заваренном чае есть частичка чьей-то души.

Неслучайно чай любим не только в Китае, не только в тех местах, где его с недавних пор тоже стали выращивать — в Индии, на Цейлоне, Иране, Азербайджане и даже Краснодаре. Говорят, в Кении тоже чай выращивают — слышали?

Но ведь любят его там, где он и не растет! От Монголии, Средней Азии, Казахстана и Калмыкии и вплоть до Марокко, где пьют китайский зеленый чай, но заваривают его уникальным способом. А еще чай любят от Сибири, через север Германии, где есть люди, которые по религиозным соображениям не пьют спиртного, но зато знатные чаеманы и умеют заваривать чай так, что ого-го, закачаешься и вплоть до Англии, где в чае, поверьте мне, ох, как разбираются.

Уникальный дар природы — чай. Неохватное явление, невозможно ни рассказать обо всем чае, ни хотя бы попробовать все, что называют чаем на этой планете. Можно рассказать только о том, как я его люблю. Чего и вам желаю!

Источник: http://stalic.livejournal.com/761959.html